Должен сказать, что престижные учебные заведения, которые выпускают тех молодых трейдеров, что душат экономику, очень гордятся своими выпускниками. Жаль, что вопросы об общественной полезности и моральном здоровье их выпускников вообще не ставятся. Как правило, это безжалостные наемники, чей цинизм поощряется работодателями.

Этот цинизм прослеживается не только у выпускников. Не хочется “срывать покровы”, но банки гораздо циничнее, чем вы думали. Слышали ли вы что нибудь о пари на смерть? Сможете ли поставить на смерть ближнего своего? Вы – нет. Но благодаря достижению финансовой изобретательности, стало возможно инвестировать в договоры по страхованию на случай смерти, а это в свою очередь означает, что банки ежедневно заключают подобные пари.

Если уходить в детали, то их диверсификация – это группировка страховок клиентов, больных раком и зараженных СПИДом. Чем старше человек, чем хуже его здоровье и чем более шатко его экономическое положение, тем больший интерес он представляет для банка. Подобные продукты очень токсичны с точки зрения как человеческой, так и экономической.

Все слышали о фразе: деньги правят миром. Давайте разберем ее более детально и поймем почему она возникла.

Думаете, что политических лидеров выбирают на базе их программ? Если эти несчастные не приглянутся финансовым рынкам, то они спокойно снимаются с повестки. Увы, это уже какая-то форма диктатуры и вся политика «делается на бирже».

Еще Генри Форд в свое время говорил:

«Хорошо, что народ не понимает, как работает наша банковская система. Иначе завтра же случилась бы революция»

И ведь действительно, в силу своих огромных размеров и непрозрачности, финансовый сектор ускользает от общественного контроля. Но об этом мы поговорим позже.

Львиную долю банковского сектора составляют системообразующие банки, так называемые «to big to fail». Финансовые учреждения «to big to fail» настолько большие, что их банкротство будет иметь катастрофические последствия для экономики в целом. В некоторых случаях их совокупный баланс превышает 100% ВВП тех стран, в которых находятся их штаб-квартиры.

Балансы некоторых швейцарских банков составляют более 100% швейцарского ВВП. Такая же история с Британией. Эти огромные банки, что кредитуют весь мир, имеют огромнейшее влияние. Если уж говорить на чистоту, то размер этих организаций гораздо больше, если учесть всю их деятельность, а не только ту, которую мы видим в открытых источниках. Все это напоминает какую-то антиутопию.

 

Уязвимая финансовая система?

Как думаете, если что-то случится с этими банками придет ли государство (читай: налогоплательщик) на помощь? Конечно же да. Субсидии — forever.

Частные инвесторы видят эту картину и что делают? Правильно. Вкладывают в эти же банки, потому что понимают, что они никогда не обанкротятся, а значит будут приносить прибыль.

А что, если банк начинает получать доход нечестным путем, и регулятор его настигает?

Если замечено мошенничество, так и быть, придется вернуть нечестно нажитое добро. Если же не замечено, то поступает прибыль. Все просто. Это как если бы правосудие ограничивалось взысканием с вора украденных вещей. Подобный вид «наказания» не может не побуждать к еще большему рецидиву.

С приходом неолиберализма в 80-е появился новый вид людей — Homo Financiarius. Человек, отмеченный глубоким цинизмом и склонностью к накоплению богатств. Да, не спорю, это был важный член общества, потому что если бы не он, экономика не росла бы так быстро. Мы видим фанатиков, видим глубоко верующих людей. Вот только боги этой религии — финансовые рынки. Идол — деньги, они же фетиш. Государство считает своим долгом выплачивать сотни миллиардов для спасения и поддержания на плаву финансовых мастодонтов для получения стабильности, и будущих займов компаниям и частным лицам.

Ключевыми факторами роста экономики являются уже вовсе не сбережения и инвестиции, чье развитие было стимулировано протестантизмом, а долги и сомнительные пари, чаще всего за счет общества. Если финансионализированная экономика стала извращенной религией, если финансовое банкротство оказывается результатом банкротства морального, то напрашиваются реформы. Реформы, которые мы вряд ли увидим как минимум из-за того, что для встряски рынков нужны новые мировые войны, а мы живем не в ту эпоху.

Важно поставить финансы на подобающее им место (службе экономике), а экономику — на службу обществу.

Элита и интеллектуалы должны служить духу просвещения, вечным и бескорыстным духовным ценностям, на деле же они добровольно сдались власти неолиберализма и хронической задолженности. Все это еще более катастрофично, поскольку означает крах ценностей, на которых, по идее, должно стоять общество. Немонетизируемые ценности, такие как любовь, дружба, честь теперь вовсе сдаются в антиквариат.

Возможно, блокчейн и спасет от всего этого. Возможно, peer-to-peer и оцифрованное доверие помогут обществу вылезти из этих дебрей. Но как мы вылезем из них, если мы пришли к тому, от чего ушли? Ведь все мы оказались здесь ради жажды наживы.

 

Уязвимая финансовая система?

Да и камон, неужели вы думаете, что банки так спокойно смотрят на эту «угрозу финансам» в виде биткоина и остальной крипты? Как же забавно наблюдать на тех, кто кричит, что это финансовая революция, обозримое будущее, и что фиат исчезнет. Банки всего лишь впитают и интегрируют в себя блокчейн. А биткоин, если не начнет шевелиться, погрязнет в своих проблемах и канет в Лету. У финансовых институтов слишком большие возможности и слишком большая власть: они могут спокойно выкупить всю криптоиндустрию. Но, видимо, им забавно наблюдать за этой неповоротливой криптой, за тем, как люди, подобно муравьям, бегают вокруг биткоина и пытаются утащить повыше к новым вершинам.