18+
Почему «ходлинг» мешает распространению биткоина?
Опубликовано:

Почему «ходлинг» мешает распространению биткоина?

Майкл Кейси пишет, что привлекательность биткоина, как инвестиции повредит его эффективности, как валюты, и нужно тестировать альтернативные модели.

Автор оригинальной статьи — Майкл Дж. Кейси, председатель консультативного совета CoinDesk и старший советник по исследованию Блокчейна в Digital Currency Initiative от MIT.

В данной публикации он рассказывает, как использование биткоина в качестве инвестиции снизит его эффективность, как валюты, а также призывает к тестированию альтернативных криптовалютных моделей.

Трейдеры, торгующие биткоином, любят говорить, что их стратегия заключается не в покупке и удержании активов, а в покупке и «ходлинге», то есть хранении до лучших времён (англ. hold on for dear life).

На данный момент такая стратегия окупается. Цена биткоина восстановилась после резкого падения в сентябре, преодолев сильную волатильность, которая могла бы отпугнуть даже самых закоренелых трейдеров Уолл-Стрит. Положительные новости появились, несмотря на многие негативные события, начиная запретом бирж криптовалют в Китае и заканчивая приближением хардфорка, что сеет хаос и панику в сообществе. И вот мы подобрались к историческим максимумам на уровнях $5,700 и, возможно, поднимемся ещё выше.

Я вижу две основные причины, по которым биткоин обладает такой ценностью, что, наверняка, очень сильно расстраивает таких людей, как Джейми Даймон из JPMorgan Chase.

Одна немного тавтологична и заключается в том, что биткоин существует в принципе и, похоже, не может умереть. Как будто подтверждая точку зрения «ходлеров», обстоятельства последних двух месяцев, очевидно, доказывают, что децентрализованная природа биткоина помогает ему противостоять любым попыткам «прикрыть» его, вне зависимости от того, исходят они извне (от правительств разных стран) или из сообщества пользователей. Это и есть его ценность. Чем больше биткоин отобьёт атак, тем больше он подчеркнёт своё влияние как неизменной валюты для людей.

Вторая опора ценности биткоина – это его дефицит. Конечно, биткоин продолжит генерировать новые монеты до общего количества в 21 миллион, но 80% от этого уже находятся в руках пользователей. Эта особенность распространения биткоина приведёт к его дефициту в будущем.

Однако здесь есть некий парадокс: этот дефицит и нехватка могут также подорвать привлекательность биткоина как валюты.

«Ходлинг» – это накопительство

Биткоин, выполняя три функции денег – хранилище определённой ценности, средство обмена, и расчётная единица – возможно, загоняет себя этим в ловушку. «Встроенный» дефицит биткоина, несмотря на ожидания растущего спроса на непреложный финансовый инструмент, создал прекрасное хранилище ценности децентрализованной, электронной экономики 21 века.

В этом смысле биткоин – это улучшенная, более ликвидная электронная версия золота. Но поскольку криптовалюта, которой владеют эти «ходлеры», никак не циркулирует в системе, в конце концов людям будет просто не хватать биткоинов, чтобы покупать товары и услуги.

Да, процессор платежей BitPay сообщает о стремительном росте количества транзакций, но стоит учитывать, что большинство платежей и переводов биткоина не являются коммерческими, и некоторые предприниматели, который экспериментировали с биткоином в 2014 и 2015 годах вскоре перестали его принимать.

Если говорить о биткоине как о части мировой коммерции, то он – ничтожество.

Это, вероятнее всего, будет так вне зависимости от того, какая сторона в споре по масштабированию пропускной способности транзакций биткоина победит. Быстрые переводы с низкими комиссиями не заставят людей расставаться с их запасами криптовалюты, если они поймут, что разумнее и выгоднее будет её удерживать. Согласно закону Грешема, который гласит, что «худшие деньги вытесняют из обращения лучшие», они обратятся к «худшей» валюте, такой, как доллар.

Конечно, любая достойная, функционирующая валюта должна быть в какой-то степени в дефиците, никто ведь не хочет принимать боливары Венесуэлы из-за огромной инфляции. Однако многие экономисты отмечают, что ни одна валюта не должна быть чрезмерно привлекательной, как хранилище ценности. Если слишком много людей удерживают валюту, то слишком мало её будет в обороте в качестве средства обмена, и это ухудшит эффективность данной валюты, как расчётной единицы.

Эта теория предполагает, что идеальная монетарная политика включает в себя ожидание инфляции. Вот почему многие центральные банки устанавливают двухпроцентный уровень инфляции. Они показывают, что желают найти баланс между «слишком много» и «слишком мало» в плане расширения валюты.

Проблема заключается в том, что многие из них не могут достичь этой цели и, в конце концов, портят валюту. Примеры этого – гиперинфляция в Венесуэле или вредоносная дефляция в Аргентине в 1991 году. Возможно, есть лучший, более автоматизированный способ оптимизации монетарной политики, чтобы люди могли как сберегать, так и тратить свою валюту – в идеале, это криптовалюта, которую никто не может «выключить».

Конечно, практически невозможно представить, что алгоритм биткоина вдруг будет изменён, чтобы увеличить количество монет. Пользователи, майнеры и предприниматели никогда не согласились бы на такое умаление ценности криптовалюты.

Справедливо сказать, что у нас бы никогда не было биткоина (и технологии блокчейна вместе с другими криптовалютами), если бы Сатоши Накамото не сделал функцию дефицита основной, определяющей спрос на «цифровое золото». Но сейчас, когда прецедент уже случился, у разработчиков альткоинов есть возможность экспериментировать.

Эксперименты с инфляцией

Вот, что происходит в группе по исследованию электронных валют Digital Currency Initiative (DCI) от MIT Media Lab, где я являюсь старшим советником. DCI запустили K320, экспериментальную криптовалюту, которая является первым применением нового инструментария cryptokernel, созданного исследователем Джеймсом Лавджоем.

K320 стартует с биткоиноподобным начальным загружаемым выпуском в течение первых восьми лет работы, а затем переходит на стабильное увеличение запасов в 3.2% каждый год. Она основана на процентном правиле Фридмана, которое гласит, что общее количество валюты должно увеличиваться из года в год на фиксированный процент, вне зависимости от страны экономики.

Число в 3.2% – это, как оценивают эксперты, лучший уровень увеличения количества валюты, который достаточно превышает двухпроцентную цель банков для создания достаточных ожиданий истощения ценности для использования людьми валюты, но недостаточно высокий, чтобы быть причиной дампа.

Мы узнаем всё наверняка только после тестирования. Возможно, понадобится более динамичная модель, в которой, например, запас денег настраивается автоматически на основе цифровой проверки скорости транзакций. Новые эксперименты в области крипто-экономики – вот, что нам нужно.

Вне зависимости от результата этих исследований вряд ли инвесторам стоит чего-то бояться. Всё же в долгосрочной перспективе неизменность биткоина, встроенный дефицит и политический нейтралитет обеспечивают его достаточным потенциалом, чтобы стать мировой резервной валютой для масс – цифровой поддержкой, которой обладают все, так же как страны владеют долларовыми запасами в качестве национальной страховки.

И всё же реальные надежды на криптовалюты связаны с тем, что они позволяют нам улучшить нашу сломанную монетарную и платёжную системы, делая их менее угнетающими, более эффективными и доступными для всех. Нам нужна единица ценности, которой люди с радостью будут обмениваться друг с другом.

Дефляционный актив, большая часть которого ещё и находится на так называемом «ходлинге», просто не справится с этой задачей.